14

Сентябрь

Письмо тридцать девятое

Письмо тридцать девятое

Клод лоррен а при чем тут, спросите, русский характер и русская природа потерпите немного и все нити сойдутся снова. У нас примитивно представляют себе историю садово паркового искусства регулярный парк, пейзажный парк второй тип парка резко сменяет собой первый где то в 70 х годах xviii века в связи с идеями руссо, а в допетровской руси были якобы только утилитарные сады выращивали в них плоды, овощи и ягоды.

Вот и все! на самом же деле история садово паркового искусства гораздо сложнее. В слове о погибели русской земли xiii века в числе наиболее значительных красот, которыми была дивно удивлена русь, упоминаются и монастырские сады. Монастырские сады на руси в основном были такими же, как на западе.

Они располагались внутри монастырской ограды и изображали собой земной рай, а монастырская ограда ограду райскую. В райском саду должны были быть и райские деревья яблони или виноградные лозы (в разное время порода райского дерева познания добра и зла понималась по разному), в них должно было быть все прекрасно для глаза, для слуха (пение птиц, журчание воды, эхо), для обоняния (запахи цветов и душистых трав), для вкуса (редкостные плоды). В них должно было быть изобилие всего и великое разнообразие, символизирующее разнообразие и богатство мира.

Сады имели свою семантику, свое значение. Вне монастырей существовали священные рощи, частично сохранившиеся еще от языческих времен, но освященные и христианизированные каким нибудь явлением в них иконы или другим церковным чудом.

Мы имеем очень мало сведений о русских садах до xvii века, но ясно одно что райские сады были не только в монастырях, но и в княжеских загородных селах. Были сады в кремлях и у горожан при всей тесноте городской застройки.

Те многочисленные материалы о русских садах xvii века, которые опубликовал в xix веке, но не сумел искусствоведчески осмыслить историк и. Забелин, отчетливо свидетельствуют, что к нам в москву с середины xvii века проник в садоводство стиль голландского барокко.

Сады в московском кремле делались на разных уровнях, террасами, как того требовал голландский вкус, огораживались стенами, украшались беседками и теремами. В садах устраивались пруды в гигантских свинцовых ваннах, также на разных уровнях.

В прудах плавали потешные флотилии, в ящиках разводились редкостные растения (в частности, астраханский виноград), в гигантских шелковых клетках пели соловьи и перепелки (пение последних ценилось наравне с соловьиным), росли там душистые травы и цветы, в частности излюбленные голландские тюльпаны (цена на луковицы которых особенно возросла именно в середине xvii века), пытались держать попугаев и т. Д. И т.

П. Барочные сады москвы отличались от ренессансных своим ироническим характером. Их, как и голландские сады, стремились обставлять живописными картинами с обманными перспективными видами (tromp l’oeil), местами для уединения и т.

Д. Все это впоследствии петр стал устраивать и в петербурге. Разве что прибавились в петровских садах скульптуры, которых в москве боялись из идеологических соображений их принимали за идолов.

Да прибавились еще эрмитажи разных типов и различного назначения. Такие же иронические сады с уклоном к рококо стали строиться в царском селе.

Перед садовым фасадом екатерининского дворца был разбит голландский сад, и это свое название голландский сад сохранял еще в начале xx века. Это было не только название сада, но и определение его типа. Это был сад уединения и разнообразия, сад голландского барокко, а затем и рококо с его склонностью к веселой шутке и уединению, но не философскому, а любовному.

Вскоре голландский сад, сад рококо, был окружен обширным предромантическим парком, в котором садовая идеология вновь обрела серьезность, где значительная доля принадлежала уже воспоминаниям героическим, историческим и чисто личным, где получила свое право на существование чувствительность (sensibility of gardens) и была реабилитирована изгнанная из садов барокко или пародированная в них серьезная медитативность (склонность к размышлениям). Если мы обратимся от этого кратчайшего экскурса в область русского садово паркового искусства к лицейской лирике пушкина, то мы найдем в ней всю семантику садов рококо и периода предромантизма.

Пушкин в своих лицейских стихах культивирует тему своего иронического монашества (знай, наталья! я. .

Монах! ), садового уединения любовного и с товарищами. Лицей для пушкина был своего рода монастырем, а его комната кельей. Это чуть чуть всерьез и чуть чуть с оттенком иронии.

Сам пушкин в своих лицейских стихах выступает как нарушитель монашеского устава (пирушки и любовные утехи). Эти темы дань рококо. Но есть и дань предромантическим паркам его знаменитые стихи воспоминания в царском селе, где воспоминания это памятники русским победам и где встречаются оссианические мотивы (скалы, мхи, седые валы, которых на самом деле на большом озере в царском и не бывало).

Открытие русской природы произошло у пушкина в михайловском. Михайловское и тригорское это места, где пушкин.


Комментарии к данной записи закрыты.